Банк

Рефератов

Развитие коневодства в России

ФГБОУВПО

«Оренбургский государственный аграрный университет»

Кафедра: технологии сертификации

продукции животноводства










Реферат на тему:

«Развитие коневодства в России»



Выполнила:

Студентка 1 курса

А группы фВМиБ

Сафронова Дарья

Проверил:

Проф. Топурия Г. М.






Оренбург 2011


Содержание:


Введение

Коневодство в древности. X-XV века

Коневодство в доимперский период . XV-XVII века

Конезаводство при Петре Великом

Рождение великих пород

Орловская рысистая

Русская рысистая

Русская тяжеловозная

Советская тяжеловозная

Владимирская тяжеловозная

Заключение

Список использованной литературы


Введение


На протяжении многих веков лошадь везде сопровождала человека. Без лошади человечество - как без рук. Лошадь это и верный товарищ в бою, и помощник в тяжком труде, лошадь - кормилица, ведь не только средством передвижения служило это животное! Лошадь давало человеку и вкусное молоко и ценное мясо. Некоторые кочевые народности полностью зависели от лошадей! Велика и роль лошади в истории нашей страны.

На огромных территориях с различным климатом и разными погодными условиями формировались десятки лошадиных пород, которые использовало местное население. И каждая порода была хороша только в чем-то одном. Одна лошадь спокойно шла по опасным почти непроходимым горам, но в степи какой с медленного коня толк? Вторая выдыхалась стоило пробежать несколько километров, третья пробегая быстрее других по ровной поверхности, ломала ноги на небольших препятствиях. Нужен был систематический отбор чтобы создать универсальную лошадь для большой части страны. И такой отбор начинался еще в древности..


Коневодство в древности


У многих народов нашей страны традиции коневодства уходят корнями в те отдаленные времена, когда на бескрайних просторах Евразийского материка возникали первые очаги одомашнения лошади. Окончательный вывод о том, какими были дикие лошади, пока не сделан.. Можно лишь предполагать, что наряду с мелкими широколобыми степными лошадьми, возможно, идентичными тарпанам, отдельные экземпляры которых сохранились до середины XIX в., были одомашнены относительно более крупные дикие лесные лошади, отличавшиеся узким лбом, длинной лицевой частью головы и тонкими конечностями. Те и другие принадлежали к единому биологическому виду, а их различия определялись экологическими условиями территории, на которой они обитали.[1]

Домашние лошади долго сохраняли многие признаки своих диких предков, так как люди не создавали для одомашненных табунов каких-либо особых условий содержания и разведения.

Первыми стали совершенствовать лошадей народы Древнего Востока, населявшие территорию к северу от стран Двуречья. В VII-VI вв. до н. э., по свидетельству греческих историков, лучшими в мире считались несейские лошади Персидского царства, намного превосходившие отборных греческих лошадей. Коневодством славились области, примыкавшие к Каспийскому морю, особенно Бактрия, простиравшаяся до южных районов современных Узбекистана и Таджикистана. В конце первого тысячелетия до н. э. славу несейских лошадей унаследовали кони Парфянского царства, образовавшегося на месте бывших северных провинций Персии и Бактрии, т. е. на территории, включающей юг современных Туркмении и Узбекистана, а также север Ирана и Афганистана. Сила и выносливость лошадей были основой боевой мощи парфянской конницы, наносившей чувствительные поражения даже римским легионам. Парфянские кони великолепной золотисто-рыжей масти были статными и для тех времен высокими - свыше 150 см в холке. Обладать такими лошадьми желали и римские императоры, и скифские вожди. Найденные в 1929 г. на Алтае останки лошадей благородного восточного типа в захоронении IV-III вв. до н. э. подтверждают предположение, что парфянские кони, становясь желанной военной добычей кочевых племен, оказывались далеко на севере. Развитым коневодством обладали и древние народы Закавказья. На территории Армянского нагорья лошадей использовали для езды верхом и перевозки вьюков еще в третьем тысячелетии до н. э., а в середине второго тысячелетия их запрягали и в боевые колесницы.[5]

Совсем другим в те времена было коневодство в лесной полосе Восточной Европы. Здесь еще и в конце первого тысячелетия до н. э. лошадей использовали главным образом на мясо. Лошади были мелкие, высотой в холке около 125-127 см. В первых веках н. э. характер использования лошадей и в этом регионе стал постепенно изменяться. Их уже применяли в военных целях как транспортных, а с развитием землепашества и как рабочих животных. В связи с этим важное значение придавали росту и массивности лошадей, от которых зависят их сила и другие рабочие качества.

В русских летописях различают милостных, сумных и поводных, или товарных, лошадей. Милостными назывались местные верховые лошади высшего качества, которыми князь награждал своих подданных. На этих лошадях ездили высшие члены княжеской дружины. Милостных жеребцов использовали и как улучшателей в табунах, что свидетельствует о наличии на Руси зачаточных форм коннозаводства еще до монголо-татарского нашествия. Древние сказания и былины донесли до нас образ русского верхового коня тех времен: ширококостного с пышными хвостом и гривой, могучего и неутомимого, но не быстрого на ходу.

Сумные лошади, как это видно из их названия, предназначались в первую очередь для перевозки сум, т. е. вьюков. Они годились и под седло; обычно на них ездили рядовые дружинники, а в случае гибели в бою милостных лошадей их заменяли сумными и под более высокопоставленными членами дружины. Поводные, или товарные, лошади при большой силе были слишком неповоротливы и не годились под верх. Их использовали только в обозе.

В русских летописях с XII в. упоминается и о фарях - благородных легких скакунах. Само название "фарь", восходящее к арабскому "фарас" - конь, говорит о их происхождении от древних коней Востока. Впрочем, фари в те времена были на Руси большой редкостью и существенного улучшающего влияния на тип русских лошадей оказать не могли. Много легких лошадей попадало в южные русские княжества от соседних кочевых народов. Использовали этих лошадей только на охоте, а во время выездов - под седло слуг. Возможно, что именно эти лошади, облагороженные прилитием восточной крови, стали основой легкой породы, от которой впоследствии произошла украинская лошадь[3]

К XIII в. коневодство на Руси достигло значительного развития. Самые многочисленные табуны принадлежали князьям. В княжеских конюшнях стояли лошади не только самого князя и его семьи, но и боевые кони дружинников. Большие конюшни, в которых содержались и верховые, и упряжные лошади, принадлежали боярам и монастырям. Потребность в лошадях была постоянно высокой из-за войн, которые почти непрерывно вели между собой удельные князья. Покупка и захват лошадей у половцев, печенегов и других народов, кочевавших в степях, простиравшихся до Черного и Азовского морей, лишь частично удовлетворяли эту потребность. Основное количество лошадей для своего войска князья получали за счет наборов у населения. Во время войн такие наборы проводили по нескольку раз в год, лишая крестьян тягла, разоряя их. Лошади ценились в те времена очень высоко. По законодательству Ярослава Мудрого (XI в.) виновный в убийстве чужого коня должен был уплатить пеню в казну в 12 гривен и 1 гривну - потерпевшему, в то время как за убийство свободного крестьянина (смерда) полагалась пеня всего в 3 гривны. "Русская правда" предписывала "коневого татя" выдавать головой князю и лишать его гражданских прав.

Во времена монголо-татарского ига почти совсем прекратилось поступление восточных лошадей (фарей). Не желая походить на быстрых татарских наездников, русские князья и бояре предпочитали ездить шагом на тихоходных лошадях, которых в торжественных случаях вели под уздцы пешие сопровождающие. Хорошими качествами так называемой боярской лошади считались массивность, тучность, сила, медлительные величавые движения. Получали таких лошадей путем отбора при обильном кормлении.

Прошло очень много времени, пока русское коневодство оправилось от разорения и снова приумножились княжеские и боярские табуны. Очень не скоро менялись и представления о полезных качествах лошади. Первым, кто по достоинству оценил преимущества легких лошадей для военных целей и решил, несмотря на упорное сопротивление духовенства, позаимствовать у татар организацию конного войска, был великий князь московский Дмитрий Иванович Донской (1350-1389). Для своей конницы он использовал степных лошадей, которых приводили на продажу из-за Волги татарские купцы. В битве на Куликовом поле (8 сентября 1380 г.) на русской стороне сражались десятки тысяч конных воинов, из которых около половины были набраны в Московском княжестве, а остальные были новгородцами и литовцами. Дмитрий Донской привлек под свои знамена и многочисленных беглых людей, составлявших приволжскую вольницу. Эти неустрашимые в бою воины на легких и резвых лошадях называли себя татарским словом "кайсаки", т. е. наездники. Впоследствии в русской речи это слово стало произноситься как "казаки" (в летописи оно появилось в 1444 г.) и сделалось названием целого сословия в русском обществе.

После Дмитрия Донского на Руси сосуществовали две породы верховых лошадей: русская улучшенная и татарская. Русские лошади, улучшенные отбором по росту и силе при обильном кормлении, соответствовали старинным представлениям об идеале верхового коня - крупного, сильного, тучного, но медлительного. По типу они были похожи на ломовых лошадей XIX в. - так называемых выкормков. Тяжеловооруженные бояре и родовитые дворяне на отборных лошадях, чепраки, седла и уздечки которых были унизаны дорогими украшениями, в бою группировались вокруг князя, образуя так называемый двор. Передвигаться они могли только шагом и лишь при сближении с неприятелем переходили на тяжелый галоп. Во время схватки-сечи лошади почти останавливались - "притихали". Использовался двор для окончательного подавления расстроенных войск противника. На татарских лошадях воевали "дети боярские", т. е. мелкие дворяне. Они имели легкое вооружение и составляли конные "детские" полки, которые в боевом порядке занимали место на флангах. Тактика легкой русской конницы не отличалась от тактических приемов татар. Конница все время находилась в движении, постоянно то нападая на противника, даже заскакивая ему в тыл, то быстро отступая. Для таких действий были нужны легкие и подвижные боевые кони, именно такие, какими были татарские лошади.

С XV в. торговля лошадьми с русскими княжествами постепенно сосредоточилась в руках татар Ногайской Орды, занимавшей огромную территорию от Волги на западе до Иртыша на востоке и от берегов Каспия и Арала на юге до Тюмени на севере. Ногайцы приводили на продажу не только степных лошадей, которых русские стали называть "ногайскими" конями, но и кровных восточных скакунов. Ко времени правнука Дмитрия Донского, великого князя московского Ивана Третьего (1440-1505), слово "фарь" было уже забыто и благородных восточных лошадей стали называть татарским словом "аргамаки", т. е. скакуны, прибавляя к нему "ногайские" независимо от того, была ли это лошадь персидской или иной породы. Персидские лошади ценились особенно высоко за их большой для того времени рост, нарядность форм и спокойный темперамент. Потребность в великолепных конях особенно сильно возросла в связи с тем, что при Иване Третьем было покончено с зависимостью от татар и при дворе великого князя, женившегося на племяннице последнего византийского императора Софье Палеолог, были установлены сложная обрядность и пышность. Каждый выезд великого князя из Кремля превращался в торжественное шествие, в котором участвовали по многу сотен придворных и до тысячи лошадей, большинство которых неспешно вели под уздцы. Для обеспечения великокняжеских конюшен таким огромным количеством первоклассных лошадей недостаточно было покупок от татар. Нужны были собственные конные заводы, и они, очевидно, были учреждены.


Коневодство в доимперский период


К сожалению, основные письменные источники сведений о русском коневодстве и коннозаводстве до середины XVIII столетия погибли во время пожара 1737 г., когда в московском Потешном дворе сгорел весь конюшенный архив. Однако и оставшиеся немногочисленные и разрозненные документы, по которым нелегко восстановить последовательность событий в отечественном коннозаводстве, позволяют заключить, что один из первых отечественных конных заводов был основан при Иване Третьем в подмосковном селе Хорошеве. Было учреждено и специальное управление во главе с конюшим, который руководил почти всеми государственными имениями и пользовался особым доверием великого князя, занимая в боярской думе первое место. Помощником и заместителем конюшего стал ясельничий, должность которого была учреждена в 1497 г.

Собственные конные заводы имели и бояре, которые нуждались в большом количестве лошадей не только для себя и членов своей семьи, но и для конных воинов, которых они были обязаны давать в войско в случае войны. Чем обширнее и доходнее были имения, полученные боярином от царя, тем большее число конных воинов он должен был выставлять во время войны.

Были конные заводы и при монастырях, которые владели огромными земельными угодьями и были освобождены от всяких налогов. Необходимо подчеркнуть, что задачей всех конных заводов, как на Руси, так и в других странах, в те времена и много позже было лишь разведение пользовательных лошадей высокого качества для нужд их владельцев.

Разводили лошадей в конных заводах исключительно косячным способом. Целью разведения было получение улучшенных русских лошадей достаточно крупного роста, т. е. уже упоминавшихся "выкормков", или, как их тогда называли, "боярских лошадей". Добиться этого было не так просто, спрос был велик, и в начале XVII столетия, по свидетельству французского наемника Маржерета, служившего с 1600 г. в России сначала у Бориса Годунова, потом у Лже-Дмитрия, за боярскую лошадь платили около 20 рублей, в то время как простая русская или ногайская лошадь стоила не дороже 3-4 рублей, а наилучшие аргамаки, доставка которых была сопряжена с огромными трудностями, продавались за 50-100 рублей.

Вплоть до начала XVIII в. государственное коннозаводство в России было направлено на разведение верховых лошадей главным образом для великокняжеского, позже царского двора и лишь отчасти для военных целей. В 1511 г. для управления придворными конюшнями и государственными конными заводами был учрежден Конюшенный приказ.

Вначале XVII в. заводы назывались кобыличьими конюшнями, их было сначала 13, а позже 16. Разводили две породы: русскую и аргамачью. Племенных жеребцов в течение года держали в специальной Аргамачьей, или Большой, конюшне и использовали для выездов, а в случной сезон распределяли по кобыличьим конюшням. Всех кобыл обязательно случали. Молодняк заботливо выращивали, выкармливали мягким, сеном, тренировали. И хотя племенные записи еще не вели, можно считать, что коннозаводство в Московском государстве находилось на достаточно высоком для того времени уровне.


Конезаводство при Петре I


Развитие промышленности, земледелия, животноводства, увеличение числа артиллерийских и кавалерийских полков, строительство новых городов, военных укреплений вызвали в XVIII веке бурное развитие коневодства и коннозаводства в стране. Лошадь в этот период была основной тягловой силой в русской армии, в сельском хозяйстве, главным средством передвижения.

В 1701-1704 годы по распоряжению Петра 1 некоторые дворцовые, бывшие «государевые конюшни» под Москвой были переведены в отдельные губернии страны в ведение губернаторов. Вместе с этими конными заводами была переселена часть крестьян из этих конюшенно-дворцовых сел. В 1707 году в районе реки Битюг в селе Бобровское (Воронежской губернии) «был основан государственный конный завод из 63 лошадей, преимущественно тяжелых пород, сырого склада, переведенных из Скопинского конного завода» под Москвой.

Скрещивание их с местными улучшенными лошадьми, наличие хороших кормовых трав и благоприятных климатических условий при селекции привели к созданию знаменитого в прошлом тяжеловоза Битюг (М. Е. Лобашев, 1954).

Развитие коневодства и коннозаводства в России привело к созданию и других отечественных пород лошадей (мезенской, обвинской, донской). В армию набирали лошадей трех видов: верховых, артиллерийских и обозных. Таким образом, нужды армии диктовали породную и типовую специализацию конского поголовья.

января 1724 года Петр 1 издал указ об основании Российской Академии наук в Петербурге, «чтобы народ от того пользу имел». Академия наук была открыта 1 августа 1725 года, а с 1728 года она стала издавать научные труды, в которых публиковались некоторые вопросы развития коневодства.

мая 1732 года генерал-майором А. П. Волынским, возглавлявшим Дворцовую конюшенную канцелярию, была составлена «Инструкция о приведении конских заводов в лучшее состояние и о размножении оных». В ней говорилось: «Осмотреть вам все наши конские заводы и оные разобрать по доброте и по шерстям (то есть по масти) как кобыл, так и жеребцов и приплодных от них жеребят, а именно: выбирая рослых статных лошадей и чтоб в них природных пороков не было, а именно: седлистых, острокостых, головастых, щекастых, слабоухих, лысыхи прочих тому подобных...»

Конюшенно-заводскому ведомству вменялось в обязанности подбирать годных для заводов лошадей «вороных, карих, бурых, ворончалых, карочалых и буланых. А прочих шерстей в заводах не держать, разве которые кобылы чистые и годные к шпанским, английским, персидским жеребятам для заводу будут, и тех больше ста кобыл не держать; и которые кобылы выбраны годные к заводским будут, оных разобрать по шерстям, чтобы одна шерсть с другого на заводе не весьма мешалась... А прочих негодных жеребцов, кобыл и жеребят отобрать и определить в особливые места по своему рассмотрению, дабы оные более с отобранными и годными в заводах лошадьми не мешались» (Н. Зезюлинский, 1893).

В указанной инструкции были уже официально приняты в основу развития коневодства и коннозаводства принципы отбора и подбора и случки лошадей по экстерьеру, учитывая положительные качества получаемого молодняка. Предусматривались меры ухода, содержания и кормления лошадей зимой хорошим сеном и овсом, а летом на пастбищах с наличием разнообразных кормовых трав.

В целях подготовки кадров инструкцией предусматривалась организация при Дворцовой конюшенной канцелярии в с. Хорошове, под Москвой, специальной конюшенной школы «для детей подъячих, церковных и земских дьячков и пономарских, умеющих грамоте». Эта школа была открыта 12 июня 1735 года. В нее было набрано 80 учеников. Всем им были назначены казенное питание и обмундирование. В течение 6-7 лет они изучали общеобразовательные предметы, а потом их отдавали вольным мастерам государственных конных заводов для обучения в течение трех лет различным специальностям по коневодству, ветеринарии, кузнечному делу и др. (С. П. Волков, 1951).

По данным Н. Кукольника (1843), 16 марта 1733 года правительством был утвержден свод правил (регламент), устанавливающий порядок работы государственных конных заводов, а также права и обязанности должностных лиц (управляющего, его помощника, конюхов, коновалов и др.).

Начиная с 1733 года в России стали создавать при кавалерийских и артиллерийских полках русской армии первые ветеринарные лазареты («лековые конюшни»), «конские аптеки» и кузницы.).

При строительстве новых государственных конных заводов главное внимание уделялось кормовой базе, наличию хороших лугов и пастбищ, заготовке на зиму сена и овса. В середине XVIII века в стране было 20 крупных государственных конных заводов. В этих заводах числилось 14 отечественных и иностранных пород.

Были и частные конные заводы. В 1756 году был издан специальный указ правительства, обязывающий дворян выращивать лошадей, пригодных для русской армии. По данным Д. Дубенского (1896), в России в 1700-1725 годы имелось 3 крупных частных конных завода (200 кобыл), а в 1776-1800 годы их было уже 35 (3189 кобыл), к началу XIX века - 250, в том числе ныне известный Хреновской - колыбель орловской рысистой породы.

Основанная в конце XVIII века «Экспедиция государственных конских заводов» разработала «Устав государственных конских заводов», который предусматривал породное улучшение лошадей государственных и частных заводов.



Рождение новых пород


Орловская рысистая порода


Орловская рысистая порода - старейшая и наиболее популярная заводская порода в нашей стране. Лошади этой породы приобрели исключительно большое значение для улучшения массового коневодства и в этом отношении занимают одно из первых мест. На начало 1969 г. учтено 25,5 тыс. чистопородных орловских рысаков и 775,1 тыс. помесей. Орловских рысаков разводят во всех зонах страны, кроме Крайнего Севера и южных горных районов. На севере европейской части страны, Урале, Восточной Сибири и Дальнем Востоке орловский рысак распространен шире, чем русский.

Создание породы начато в конце XVIII века под руководством А. Г. Орлова в его конном заводе, расположенном в подмосковном селе Остров, где в качестве исходного племенного материала были собраны высококачественные лошади лучших пород того времени - арабской, датской, голландской, мекленбургской и др. В 1776 г. в Остров был приведен выдающийся по своим качествам белый арабский жеребец Сметанка. К сожалению, Сметанка вскоре пал, оставив всего пятерых детей.

В 1788 г. все поголовье завода из Острова было переведено в только что организованный Хреновской конный завод Воронежской губернии. В рысистом отделении этого завода уже в начальном периоде состояло 140-150 племенных кобыл. Работа по созданию рысистой лошади продолжалась в широком масштабе А. Г. Орловым и В. И. Шишкиным. Были проверены различные варианты межпородных скрещиваний, однако наиболее удачным оказалось сочетание арабской, датской и голландской пород.

Наряду с ценнейшим исходным племенным материалом, широкими масштабами работы и удачным выбором методов разведения при создании орловской рысистой породы большое значение имели систематические рысистые испытания - многогитовые репризы по 200 сажен и групповые пробеги на 18 верст между Островом и Москвой. Сыграли также свою роль передовые по тому времени приемы кормления и содержания в Хреновском конном заводе, где лошади были обеспечены прекрасными целинными пастбищами, хорошим овсом и сеном. Вместе с тем выращивание лошадей строилось таким образом, чтобы животные не были изнеженными. В рационах преобладали пастбищные и грубые корма. Полуторалетний и двухлетний молодняк (тренинг начинали в три года) овса не получал. Кобылам зерно задавали нередко в виде необмолоченных снопов, с тем чтобы они поедали и солому.

Тренируемые лошади несли сравнительно небольшую нагрузку. Зимой и летом на них ездили примерно по 5 верст, чередуя размашку с шагом. Во время весенней и осенней распутицы лошадей проезжали в манеже через день.

С самого начала работы по выведению породы аккуратно велись заводские записи. На их основе была составлена первая племенная книга, изданная в России в 1839 г. Всего до Великой Октябрьской социалистической революции было выпущено 37 томов племенных книг орловских рысаков. За годы Советской власти издано 14 томов.

Из Хреновского конного завода орловские рысаки в начале XIX века стали попадать к другим коннозаводчикам, и к 1850 г. их разводили уже в 100 конных заводах. В течение прошлого столетия орловский рысак занял ведущее место среди лошадей других пород как улучшатель массового коневодства.

Современный орловский рысак представляет собой гармонично сложенную крупную костистую лошадь упряжного типа с сухой, иногда грубоватой головой, длинной, высоко поставленной, нередко "лебединой" шеей, высокой холкой, широкой спиной, мускулистой поясницей, широким мощным крупом. Мускулатура хорошо развита, ноги достаточно сухие, постановка ног правильная. Лучшие и наиболее типичные представители орловской породы обладают исключительной гармоничностью и своеобразной неповторимой красотою форм. Однако нередко среди орловских рысаков встречаются высоконогие лошади, имеющие недостаточно глубокую грудь, а также сырость и непрочность сухожильно-связочного аппарата. Наиболее распространена серая масть, много вороных и гнедых лошадей, редко встречаются рыжие.

Лошади орловской рысистой породы недостаточно скороспелы. Хотя к четырехлетнему возрасту большинство из них заканчивает свой рост, однако максимальную резвость орловские рысаки показывают обычно к шестилетнему возрасту и позже.

Совершенствуют орловского рысака при чистопородном разведении. К чистопородным орловским рысакам относят лошадей, имеющих 7/8 и выше долей орловской крови при условии, что остальную долю кровности составляют другие рысистые породы или чистокровная верховая.

В настоящее время в производящем составе орловской породы представлены 10 генеалогических линий, имеющих мужских продолжателей. Наиболее ценны для дальнейшей селекционной работы с породой семь линий: Барчука, Ловчего, Бубенчика, Ветерка, Пилота, Воина и Отбоя. Линии Громадного, Корешка и Мецената занимают подчиненное положение.

коневодство россия порода

Русская рысистая порода


Лошади этой породы имеют огромное значение для улучшения конского поголовья в колхозах и совхозах, где пользуются большим спросом. На начало 1969 г. учтено 25,1 тыс. чистопородных русских рысаков и 922 тыс. помесей. В качестве улучшателей русских рысаков используют так же, как и орловских. Обладая лучшей резвостью, чем орловские рысаки, лошади русской рысистой породы успешно выступают в международных соревнованиях и служат предметом экспорта.

Если орловская порода была создана в результате сложного многопородного воспроизводительного скрещивания верховых и упряжных лошадей, то при выведении русской породы скрещивали только две породы - орловскую и американскую (стандартбредную), уже хорошо специализированные на рысистом аллюре.

В погоне за выигрышем многие коннозаводчики, владельцы беговых лошадей стали приобретать американских рысаков. Начиная с последнего десятилетия XIX века и до начала первой мировой войны в Россию было завезено 156 жеребцов и около 220 кобыл американского происхождения. В массе это были заурядные по резвости, а иногда и небежавшие лошади. Однако среди них были и лошади очень высокого класса.

После окончания беговой карьеры американские жеребцы и кобылы поступали в конные заводы, где их скрещивали с орловскими рысаками. Полученные помеси оказались более пригодными для бегов, чем орловские рысаки. Лучшие из них были весьма резвыми, а некоторые отличались к тому же хорошим экстерьером. На конской выставке 1910 г. в Москве демонстрировалась уже большая группа помесей, получивших 13 премий из 24, выделенных для чемпионата. В результате многие конные заводы, в том числе и обладавшие лучшими лошадьми орловской породы, стали приобретать американских рысаков для скрещивания.

После начала первой мировой войны американских рысаков перестали завозить в Россию. Поэтому наряду с продолжением использования импортных жеребцов и кобыл было начато разведение помесей "в себе", а иногда и обратное скрещивание с орловским рысаком. В массе помеси отличались некрупным ростом и легким корпусом, что типично для призового рысака.

В конце 20-х - начале 30-х годов для улучшения конского поголовья требовалось большое количество жеребцов-улучшателей крупного роста, массивного телосложения, правильного экстерьера, крепкой конституции и высокой резвости. На создание лошадей подобного типа и была направлена селекционная работа с американо-орловскими помесями. Эта группа лошадей в 1949 г. Министерством сельского хозяйства СССР была зарегистрирована как новая порода, получившая наименование русской рысистой.

В новой породе удалось совместить крупный рост, массивность и правильный экстерьер орловского рысака с более высокой резвостью американо-орловских помесей.

Для русских рысаков характерна крепкая сухая конституция и хорошее развитие мускулатуры. Они имеют сухую, с прямым или слегка выпуклым профилем голову; прямую шею; длинную косо поставленную лопатку; хорошую линию верха; глубокую грудную клетку; мускулистый, иногда слегка свислый круп; сухие ноги с четко обрисованными сухожилиями. Не уступая орловским рысакам в дельности экстерьера, русские рысаки менее нарядны, а иногда простоваты. Наиболее распространена среди них гнедая масть, встречается вороная, рыжая и серая.

Молодняк русской рысистой породы довольно скороспел. К четырехлетнему возрасту он в основном заканчивает свой рост. Однако максимальную резвость русские рысаки показывают обычно к пяти-шестилетнему возрасту, а иногда и позже.

Русская рысистая порода имеет сложную внутрипородную структуру. Из 156 американских жеребцов, выведенных в Россию, лишь 9 оставили заметный след в породе. Родоначальниками линий русского рысака стали потомки американских жеребцов и лучших орловских кобыл.

Современные лошади русской рысистой породы относятся в основном к шести генеалогическим линиям. Из них наибольшее значение для совершенствования породы имеют линии Алойши - Подарка, Гильдейца и Заморского Чуда, ценные, но менее распространенные линии Додыря, Налима и Трепета.


Русская тяжеловозная порода


Русская тяжеловозная порода относится к группе мелких тяжеловозов и предназначена для выполнения сельскохозяйственных работ. Обладает хорошими мясными качествами и высокой молочной продуктивностью, что открывает перспективу использования животных этой породы в продуктивном коневодстве.

Выведение русской тяжеловозной породы было начато в России около 100 лет назад, когда из горной части Бельгии стали завозить мелких тяжеловозных лошадей - арденов. В большинстве своем они были дисгармоничного сложения и со многими экстерьерными недостатками. Вместе с тем ардены обладали рядом ценных качеств: хорошей подвижностью, сухостью конституции, неприхотливостью к условиям кормления и содержания. Они стали быстро распространяться в России, и к 1904 г. арденов разводили уже 376 хозяйств, в том числе Хреновской и Деркульский государственные конные заводы, ферма Петровской сельскохозяйственной академии и много мелких частных конных заводов. Чтобы быстрее увеличить поголовье, арденов не только разводили в чистоте, но и скрещивали чистопородных арденов с кобылами упряжного типа разных других пород, преимущественно брабансонов.

Ардены под действием отбора приобрели гармоничность сложения и хорошие экстерьерные формы. В 1900 г. на Всемирной выставке в Париже русские ардены обратили на себя всеобщее внимание как совершенно своеобразная порода рабочих лошадей. Одним из лучших был бурый жеребец Хреновского конного завода Каравай, 1887 г., получивший золотую медаль.

К этому времени старая арденская порода у себя на родине, в Бельгии, перестала существовать, поглощенная крупной бельгийской рабочей лошадью.

После Великой Октябрьской социалистической революции сохранилась лишь часть лошадей арденской породы, с которыми и началась планомерная племенная работа по созданию некрупной, но "экономичной" сельскохозяйственной лошади, сочетающей хорошую работоспособность, доброезжесть и гармоничность сложения с неприхотливостью к условиям кормления и содержания. Был создан большой массив племенных лошадей такого типа и выведены заводские линии - Караула, Ларчика, Поденщика, Рубикона.

В связи с очень значительными отличиями от старых арденов возникло предложение назвать эту вновь созданную группу лошадей русской тяжеловозной породой, что и было официально принято Министерством сельского хозяйства СССР в 1952 г.

Голова у русских тяжеловозов сухая, легкая, широколобая, с живым глазом; шея мускулистая, красиво изогнутая и достаточно длинная; холка широкая; спина широкая, длинная, нередко мягковатая; поясница ровная, широкая и мускулистая; пах короткий; круп широкий, раздвоенный, нормального наклона; грудная клетка бочкообразного строения; ноги недлинные, сухие, крепкие, задние нередко саблисты; оброслость ног небольшая, а грива и хвост густые, длинные. Масть преобладает рыжая и рыже-чалая, иногда гнедая и гнедо-чалая.

Темперамент русских тяжеловозов энергичный, уравновешенный, конституция крепкая. Особенно ценное качество их - неприхотливость к корму и способность хорошо "держать тело".

Кобылы и жеребцы конных заводов широко используются на хозяйственных работах, что способствует выработке лучших рабочих качеств и отбору наиболее работоспособных лошадей. В русском тяжеловозе ценится доброезжесть, подвижность, выносливость.

Русские тяжеловозы достаточно скороспелы. Они уже к 11/2 годам по высоте в холке достигают 96-97%, по живому весу - 75% величины взрослой лошади и к 3 годам почти полностью заканчивают свой рост.

При небольшой высоте в холке русские тяжеловозы обладают отлично выраженными упряжными формами и значительным живым весом (550- 600 кг). Обладая перечисленными выше качествами, русские тяжеловозы служат не только хорошей сельскохозяйственной лошадью, но и ценными улучшателями поголовья мелких местных рабочих лошадей северного лесного типа.

Кобылы русской тяжеловозной породы отличаются высокой молочностью. Так, в 1968 г. на кумысной ферме ВНИИ коневодства их молочная продуктивность со второго по шестой месяц лактации составила 2732 л молока. Максимальный удой получен от кобылы Кагорты - 3087 л за 196 дней лактации, не считая молока, оставленного жеребенку (примерно 700 л).

Основной метод племенной работы с русской тяжеловозной породой - чистопородное разведение по линиям. Кроме того, для освежения крови можно допускать очень ограниченное скрещивание с родственной советской тяжеловозной породой.


Советская тяжеловозная порода


Это порода наиболее крупных в нашей стране тяжеловозов; выведена она при скрещивании брабансонов с местными лошадьми упряжного типа разнообразного происхождения (помеси першеронов, арденов, битюги).

Завоз брабансонов из Бельгии в Россию начался еще во второй половине XIX века. Основную роль в формировании породы сыграло успешное племенное использование жеребцов-брабансонов Божё, бурый, 1919 г., Эндижен де Лаваль, рыжий, 1923 г., Клерон Реми, рыже-чалый, 1910 г., и Полэн де Вер, рыжий в седине, 1921 г.

Брабансонских жеребцов случали с крупными кобылами упряжного типа для получения помесей второго, третьего и четвертого поколений.

По мере накопления помесей происходил переход от поглотительного скрещивания к воспроизводительному. Постепенно в Починковском конном заводе Горьковской области и в Мордовском Мордовской АССР, а также на племенных фермах колхозов Горьковской, Ярославской, Владимирской областей и в Мордовской АССР был создан большой массив племенных лошадей тяжеловозного типа, значительно отличавшихся от выводных брабансонов. Эти лошади были много суше, гармоничнее, подвижнее и несколько мельче брабансонов.

Такой тип лошадей вполне отвечает требованиям сельского хозяйства.

Новая оригинальная порода тяжеловозов получила официальное признание в 1952 г.

Экстерьерные особенности лошадей советской тяжеловозной породы следующие: голова средняя по величине; шея мускулистая, средней длины или короткая; холка низкая, широкая; спина широкая, иногда мягкая; поясница ровная, широкая; круп раздвоенный, свислый; грудь широкая, с округлыми ребрами; ноги средней длины, достаточно сухие и крепкие, иногда встречается запавшее запястье, косолапость, саблистость и мягкие бабки; оброслость гривы, хвоста и щеток умеренная; копыта правильной формы. Преобладающие масти - рыжая и рыже-чалая, реже встречаются гнедая и гнедо-чалая.

Конституция советских тяжеловозов крепкая, темперамент спокойный; у отдельных лошадей встречается рыхлость и сырость конституции.


Владимирская тяжеловозная порода


Владимирская тяжеловозная порода создана на племенных фермах колхозов и совхозов Владимирской и Ивановской областей в результате деятельности Гаврилово-Посадской государственной заводской конюшни и Гаврилово-Посадского государственного племенного рассадника лошадей. Официально зарегистрирована в 1946 г.

Выведена владимирская тяжеловозная порода путем скрещивания местных лошадей с клейдесдалями и шайрами. Наибольшее значение при формировании породы сыграли клейдесдали, из которых особенно ценными были Лорд Джемс, гнедой, 1910 г., Бордер Бренд, темно-гнедой, 1910 г., и Глен Албин, гнедой, 1923 г., ставшие основными родоначальниками породы. Значительно меньшее влияние оказали шайры, клички которых встречаются в родословных владимирских тяжеловозов в более отдаленных рядах предков, преимущественно по женской стороне.

Материнской основой владимирской тяжеловозной породы послужили местные лошади, которые передали породе такие ценные качества, как приспособленность к местным условиям и выносливость в работе.

Для экстерьера владимирских тяжеловозов характерны: голова крупная, длинная, с выпуклым профилем; шея длинная, мускулистая; холка высокая, длинная; спина широкая, нередко несколько мягковата; круп длинный, широкий, раздвоенный, немного свислый или нормального наклона; грудь широкая, круторебрая; ноги длинные, сухие. У некоторых лошадей встречается значительная оброслость ног (фризы) и наклонность к развитию мокрецов. Масть гнедая, реже вороная или рыжая с белыми отметинами ног и головы; темперамент энергичный, добронравный; движения на шагу и рыси размашистые, свободные. Лошади владимирской тяжеловозной породы выносливы в работе, хорошо идут не только шагом, но и рысью.

Очень популярны могучие и красивые владимирские тройки.

Установленный на владимирских тяжеловозах рекорд на скорость доставки груза рысью одновременно представляет собой и абсолютный рекорд для тяжеловозов всех пород.

Владимирские тяжеловозы достаточно скороспелы и плодовиты. В 3 года жеребцов и кобыл случают, в этом же возрасте на них начинают работать. При нормальных условиях кормления и содержания выход жеребят достигает 75-80%. Лошади хорошо приспособлены к местным условиям и неприхотливы.

Владимирские тяжеловозы служат хорошими улучшателями лошадей колхозов и совхозов. Основной метод племенной работы с владимирской тяжеловозной породой лошадей - чистопородное разведение по линиям с использованием инбридинга на выдающихся родоначальников и кроссов хорошо сочетающихся линий.



Заключение


В заключение хочется отметить, что не смотря на довольно сложное развитие коннозаводства в России, его результаты потрясают. Ни одна другая страна не может похвастаться таким большим количеством собственноручно выведенных пород, известных на мировом уровне. И хотя сейчас, в век научно-технического прогресса лошадь играет менее значимую роль в экономике и жизни человека, а некоторые ценные породы и вовсе исчезают (например племзавод владимирских тяжеловозов) из-за недостатка финансирования, все-таки находятся такие люди, которые считают своим долгом сохранить конные богатства нашей Родины.

Остается только надеяться что знаменитые по сей день русские породы не захиреют и русское конезаводство вновь восстанет как это бывало и ранее.


Список литературы


1)Кожевников Е.В. , Гуревич Д.Я. , Отечественное коневодство: история, современность, проблемы. Москва ВО «Агропромиздат», 1990 г, 219 с.

) Камбегов Б. Коневодство и конезаводство России. Москва, «Росагропромиздат», 1988 г,224 с.

) Мердер И. К. Фирсов В. Э. Русская лошадь в древности и теперь. - СПБ, 1996.- С. 17-18.

)Крессе В. Лошади. Содержание, уход, лечение. Москва. Аквариум.2000 г. 317 с.

) Витт В. О. Лошадь Древнего Востока. - В кн.: Конские породы Средней Азии. - М., 1937. - С. 11-32.

) Цалкин В. И. Материалы для истории скотоводства и охоты в Древней Руси. - М., 1956. - С. 93.

)Коневодство(на основе пособия Федотова П.А. «Коневодство»), Донецк, «Донеччина»,2000 г, 223 с.